ИНОСТРАННОСТИ - главная страница

Информационно-аналитический дайджест о странах и иностранцах

ГЛАВНОЕ - ОБЩЕСТВО - ЗАКОНЫ - БИЗНЕС - ДЕНЬГИ - ОБУЧЕНИЕ - РАБОТА - НЕДВИЖИМОСТЬ - ТУРИЗМ
Здоровье - проПитание - Нравы - Культура - Спорт - Автомото - Технологии - Зоопарк - Происшествия

Иностранности - ЗАКОНЫ: ОБЫКНОВЕННЫЙ ХАРАССМЕНТ


Реклама

ЗАКОНЫ


ОБЫКНОВЕННЫЙ ХАРАССМЕНТ

Случаев харассмента в России – навалом, а термина своего не придумали. Sexual harassment чаще всего переводят как «домогательство, приставания, запугивание». Но понятие это, скажет вам любой юрист, много шире. И игривые намеки, и рассказанный вслух сальный анекдот, и пришпиленная над рабочим столом фотка из «Плейбоя», и многое другое. Стоит сразу уточнить, что мы имеем в виду под харассментом.

Если для американок сексуальные домогательства на рабочем месте – повод для судебного иска, то для наших женщин – надежда на счастливую личную жизнь

Посовещавшись внутри коллектива, мы решили не считать сексуальными домогательствами комплименты и невербальные знаки внимания, которые мужчины оказывают женщинам (тайком подкинутая на стол шоколадка). Считаем приемлемыми также восхищенные взгляды и восклицания. Зато распускание рук и принуждение к сексу, особенно со стороны начальников, да еще с угрозой последствий, – это и есть тот самый харассмент. Но, оказалось, в России и США у сексуальных домогательств на рабочем месте имеется масса национальных особенностей...

США: даже не думай!

Верховный суд США в 1998 году выработал в своем роде историческое решение, признав «повышенную ответственность» работодателей: то есть если у начальника наметилась амурная коллизия в офисе, то он ступает на минное поле. Большинство «сексуальных» исков, которыми завалены американские суды, касаются претензий женщин-служащих к своим боссам. Кстати, встречается и шантаж чистой воды. И безвинному боссу доказать, что судят его, только чтобы слупить отступные, крайне сложно.

Немудрено, что работодатели как черт ладана боятся влипнуть в историю с харассментом. Общественная организация по контролю за кадровым менеджментом подсчитала, что 62 процента всех фирм и организаций предлагает служащим пройти специальные курсы по предотвращению харассмента, а 97 процентов работодателей заставляют нанимаемых сотрудников в обязательном порядке ознакомиться и расписаться под четко прописанными правилами межгендерного общения. Все можно резюмировать одной фразой: даже и не думай!

Американцы делят харассмент на работе на две основные категории. Первая, quid pro quo, или, по-простому, «дашь на дашь». Например, босс обещает прибавку к жалованью или повышение в должности, если женщина уступит его ухаживаниям. Или же угрожает увольнением или переводом на непрестижный участок работы. Вторая категория служебного харассмента по-американски – «враждебный инвайромент». Это когда в офисе или в цехе входит в общую привычку отпускать сексуальные шуточки или, допустим, совместно просматривать порносайты.

Когда корреспондент «Итогов» переехал в Америку 15 лет назад, то сначала ему пришлось работать в крупном бостонском госпитале в отделе финансовой документации. И представьте, в нашем коллективе случилось жуткое ЧП. Начальник, мужчина около 50 лет, подошел к сотруднице, сидевшей за компьютером. Наклонился, чтобы разглядеть что-то на мониторе, и случайно положил ей руку на плечо. На следующий день в комиссии отдела кадров по этике лежала жалоба сотрудницы. Чтобы не доводить дело до суда, начальнику предложили написать заявление об уходе «по собственному». Что тот и сделал – от греха подальше. Ведь по официальным данным, в среднем в год в США регистрируется до 12 тысяч таких исковых заявлений. Что характерно, неуклонно растет число жалоб от мужчин, обвиняющих боссов-женщин в сексуальном харассменте. В 2007 году количество их составило 16 процентов от общего числа заявлений. И как полагают эксперты, по мере дальнейшей феминизации класса начальников тенденция будет усиливаться. А сколько дел не доходит до суда, будучи урегулированными конвертами с «отступными» суммами, не знает никто.

Однако пока все же среди пострадавших больше женщин. Вот, например, история Терезы Фармер. Работая помощником адвоката Джесси Марзена, город Чарльз-Сити (штат Айова), она испытывала жгучий интерес к своей персоне со стороны босса. Когда у того забеременела жена, он жаловался Терезе, что страдает от отсутствия секса, и намекал, что не прочь с ней позабавиться. Часто давал волю рукам. Ее слова подтверждает другая сотрудница офиса. Но неоднократные обращения к руководству округа не возымели ни малейшего действия. Ей мягко советовали заткнуться или, если совсем невмоготу, уволиться. Она ходила к помощнику генерального прокурора штата, и тоже безрезультатно. После десяти обращений Тереза поняла, что пробить эту стену можно лишь судебным иском против властей самого округа.

Случаи харассмента особенно часты в традиционно мужских коллективах, которые в процессе установления гендерного равноправия стали разбавлять представительницами прекрасного пола. В прессе то и дело мелькают подобные истории из полицейских участков и пожарных станций. Интересно, что главной миной-подлянкой может стать компьютер. В городе Конкорд (штат Северная Каролина) сотрудница местной полиции Лиза Капокки получила на автомобильный компьютер служебной машины послание I love you от своего непосредственного начальника, видимо, полного идиота. Она пожаловалась боссу повыше. Ну а начальники, недальновидно проявив мужскую солидарность, начали ее травить. Травля обошлась городскому бюджету в 750 тысяч долларов, которые суд постановил выплатить бедной Лизе в качестве компенсации.

Россия: счастье есть!

Можете ли вы представить, что в России кто-то мог засудить мужчину за робкое признание в любви по «мылу»! Особенности российского харассмента демонстрирует исследование, которое провели ученые Сергей Балабанов и Заретхан Саралиева из Института социологии РАН и Нижегородского государственного университета им. Н. И. Лобачевского. Авторы проанализировали два опроса, проведенных в 1996-м и 2009 году.

Как пояснил «Итогам» Сергей Балабанов, были опрошены две группы женщин в возрасте от 25 до 35 лет. Выяснилось, что серьезной проблемой Sexual harassment является отнюдь не для всех женщин – жаловались меньше половины: 46 процентов в 1996 году и 39 процентов в 2009-м. Вообще не видят в этом проблемы соответственно 7 и 6 процентов. Причем если в 1996 году практически каждой второй «домогаемой» пришлось уволиться, то в 2009-м на это решилось куда меньше женщин.

Кстати, выяснилось, что за 13 лет феномен сексуального домогательства на рабочем месте сильно эволюционировал! «Изменился сам бизнес. Он приобрел лоск, и харассмент тоже приобрел лоск. В 90-е годы хлопали барышень по попе и звали в комнату отдыха. Теперь приглашают в командировку или, на худой конец, на выездной тренинг, – комментирует бизнес-коуч, управляющий партнер компании Younger's group Татьяна Алексеева. – Суть от этого не меняется». С ней согласны многие эксперты – если в середине 90-х годов наши бизнесмены вели себя с подчиненными как феодал с вассалами, то сейчас это ушло. Однако в России харассмент все равно отличается от европейского и американского. Просто потому, что женщины у нас иначе реагируют на мужчин. Особенно на начальников.

«Феномен современной корпоративной России состоит в том, что для женщин сам факт сексуального интереса со стороны начальника не носит негативной окраски. Тут, мол, нечего стыдиться, наоборот, это символ избранности, прямое попадание в «касту неприкасаемых», – отмечает Татьяна Алексеева. – Фактически это можно назвать феноменом «могущественных любовниц», свойственных восточным деспотиям, а не западным трудовым отношениям, построенным на праве. Соответственно женщины часто не только намеренно провоцируют начальника (обычно это Самый Большой Босс), но и потом активно эксплуатируют факт этих отношений с выгодой для себя. Высший пилотаж – это когда секса с шефом нет, а женщина всем намекает, что есть…»

В качестве примера эксперт приводит такую историю: директриса одного из департаментов крупнейшей российской компании буквально терроризирует корпорацию в качестве любовницы Самого. Этот статус дама холит и лелеет, постоянно генерирует новые информповоды, чтобы ни у кого не возникло сомнений. Топ-менеджмент трясется мелкой дрожью, потому что Самому могут наболтать всякого... Это в западной компании Сам ее давно бы вышвырнул за публичную дискредитацию его репутации. Но у нас, наоборот, это повод для гордости.

Впрочем, зачастую российские женщины элементарно не умеют держать дистанцию. «Молодые женщины, делающие карьеру, часто консультируются по поводу того, какой стиль поведения выбрать на работе, – рассказывает психолог-консультант Ева Весельницкая. – Я объясняю, что прежде всего не следует допускать провокации. К сожалению, наши дамы (особенно молодые) не считают за провокацию флирт, кокетство и даже двусмысленные анекдоты… Они искренне говорят: я ничего такого не хотела и не думала, входя к начальнику в прозрачной блузке. Когда мужчина реагирует на подаваемые знаки, девушка искренне возмущается». Психолог уверяет, что если проанализировать истоки подобной «мыльной оперы», то выясняется: на самом деле где-то в потайных уголках сознания она допускала такое развитие событий. И даже хотела этого.

Надо еще учитывать наш родной «пролетарский» менталитет. Нигде больше не приходят на работу, как во вторую семью, нигде так не живут жизнью коллектива. На Западе в офисе просто работают, оставляя личное на вечер. «Работа – социальная территория, где человек выполняет определенную функцию, оговоренную требованиями и прочими условиями. Человек на работе проявляет себя как социальная единица, а не как женщина или мужчина. Это разные сферы жизни, – поясняет Ева Весельницкая. – Мы же путаем личные отношения и социальные. Девушки идут на работу с мыслью, что флирт с сотрудником или начальником допустим, и это ресурс их успешности».

Как избежать двусмысленной ситуации? Например, еще до выхода на работу выяснить, чего ждут от сотрудницы и каков ее круг обязанностей. На собеседовании можно понять, как руководитель общается с секретарем, позволяет ли себе вольный стиль… Кстати, иногда сексуально озабоченного начальника можно вычислить по тому, какие у него работают сотрудники. В одной компании, например, босс был маленького роста и не выносил высоких мужчин. Зато обожал красивых женщин. В результате бросалось в глаза несоответствие: сотрудники мужского пола – невзрачные и мелкотравчатые, женщины – как на подбор красотки, причем одного типажа... В некоторых компаниях сразу четко оговаривается дресс-код – вплоть до длины ногтей. Юбка – не выше середины колена, украшения – максимум «гвоздики» в ушах. Ева Весельницкая считает такой подход правильным: уже на уровне дресс-кода исключается возможность сексуальной провокации.

Однако далеко не все женщины этому рады. Не потому ли, что не дает шансов устроить личную жизнь? Ведь офис – подходящее место для поиска партнера для жизни. Тут все сходится – круг общения, уровень образования, интересы... Офисные романы, доходящие до свадьбы, случаются в наше время все чаще. Однако тут эксперты призывают различать роман «по горизонтали» – то есть между сотрудниками, и «по вертикали» – с начальством. Если в первом случае карьера будет и дальше течь в своем русле, то во втором, возможно, придется и уволиться...

Но что делать нашей женщине, если она вела себя предельно корректно, а харассмент все-таки случился? Вот вам реальная ситуация: начальник четко дал понять одной из сотрудниц, что если она откажется от интима, ее сократят. Она отказалась и обратилась к адвокату с вопросом: можно ли привлечь начальника к ответственности? Тот спросил: «Синяки есть? Нет? Как жаль, как жаль... Нет синяков – нет харассмента».

Рекомендации адвоката были такими: если вы хотите что-то доказать, то спрячьте в шкафу двух свидетелей и спровоцируйте начальника на разговор, в котором он еще раз, «на бис», сделает это предложение и в случае отказа пригрозит увольнением. Вот тогда, может, это будет поводом для обращения в комиссию по трудовым спорам хоть с каким-то шансом на успех. А про харассмент забудьте, в России его нет. Видимо, так же, как и в СССР не было секса.

«Судебной практики по харассменту практически нет, – комментирует Владислав Капканов, заместитель председателя коллегии «Вашъ юридический поверенный». – Ведь у нас даже изнасилования и насильственные действия сексуального характера проходят в суде очень трудно. Органы дознания крайне неохотно возбуждают по ним уголовные дела. Я уже не говорю про попытку изнасилования…»

И что делать? По словам психолога, если вы чувствуете агрессию со стороны босса, при первых же признаках нужно жестко сказать «нет». Не стоит закатывать истерики, так же как и втихую сплетничать по углам. «У нас часто ситуация доводится до абсурда именно потому, что женщина боится кому-то сказать», – отмечает Ева Весельницкая. И еще, конечно, нужно сохранять внутреннее самоуважение – это всегда чувствуют окружающие.

В практике Евы Весельницкой была клиентка, страдавшая от приставаний начальника. Решающую роль сыграла поддержка коллектива, который видел, что женщина не дала ни малейшего повода. Приставания сняли на камеру и потом, не устраивая публичного скандала, предъявили все самому начальнику. Сначала он повел себя чисто по-бабьи: «Я ничего такого не думал. Почему ты не сказала, что не хочешь?» Хотя вообще-то камера зафиксировала угрозы увольнения. В результате припертый к стенке собранным компроматом и решительным настроем коллектива шеф дал слово прекратить приставания. И действительно успокоился. Говорят – завел любовницу на стороне…

Для российской прессы этот скандал прошел незамеченным. Но если бы эта история случилась в США, газеты посмаковали бы ее всласть. По американскому Интернету гуляет анекдот про харассмент, который мы рискнем воспроизвести – исключительно как вещественное доказательство. Сотрудник повадился каждый день подходить к сотруднице, делать глубокий вдох и говорить, что ее волосы замечательно пахнут. Ей это надоедает, она идет в отдел кадров с жалобой. Ее выслушивают и говорят, что для недовольства нет повода, – нормальный корректный комплимент. Тогда она бросает: «Этот Джон – очень маленького роста».

Американцы смеются, но пересказывать анекдот в офисе не решаются. Подписывали инструкцию. В России никто ничего не подписывал. И этот анекдот легко прошествовал бы по офисным курилкам... Такие вот мы разные.

Вита МАЧ, Олег СУЛЬКИН.
«Итоги»

9/3/2011

ГЛАВНОЕ - ОБЩЕСТВО - ЗАКОНЫ - БИЗНЕС - ДЕНЬГИ - ОБУЧЕНИЕ - РАБОТА - НЕДВИЖИМОСТЬ - ТУРИЗМ
Здоровье - проПитание - Нравы - Культура - Спорт - Автомото - Технологии - Зоопарк - Происшествия

© «Иностранности» (2009-2019)

Редакция дайджеста | Реклама на сайте
Rambler's Top100